ИИЦ «ЕВРА»
ГАЗЕТА – ТЕЛЕВИДЕНИЕ
Информационно-издательский центр «Евра»
ХМАО-Югра, Кондинский район,
пгт Междуреченский, ул.Чехова 1/1
redkv86@rambler.ru [ PDA ]
Свежая новость!
Другие новости


Подпишись на новости по электронной почте

Реклама
тел.(34677) 34660, 34986, 32100

= = = = = =
ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ
= = = = = =


«Козья ножка» для бобра

Еще по лету в редакцию ввалился наш старый знакомый, которого мы между собой прозвали Держи Борода. Прямо с порога ошарашил: «Вы тут сидите, ни ухом, – поперхнулся и далее, – ни пером, а бобёр на Конду фронтом идёт! И бьют его без всякой жалости».

Наш нечаянный гость по виду – чистый Леший, только вот пропахший костром и лесным духом. Короче, человек леса. Живёт там безвылазно и только по самой крайней нужде – когда кончаются дрожжи – покидает избушку. Но в этот раз Борода в посёлок не только за ними пришёл, а и рассказать нам о «катаклизме», которая в лесу, по его мнению, развернулась. О нашествии бобров на Конду.

Мы с Семёном, он же Держи Борода, знакомы с прошлого века. Как он попал в наши края – неизвестно. На первых порах мой старый знакомец походил «пятой» с неводом в рыбацкой артели, а потом затесался в химики, так называли сборщиков сосновой смолы – живицы. Работа трудная, но зарплата «выше крыши», а главное вдали от коллектива и лишних глаз. Себя Семён ещё называет бульбашом, что значит белорус, с незаконченным высшим образованием природоведческого профиля. Человек образованный, поговорить за жизнь – пожалуйста, на любую тему, а вот о себе – замок на весь роток. Когда леса для рекордов не стало, Семён ушел внаём к хозяину, арендующему лесную речку, и «сидит» на ней уже который год и никуда его не тянет. «Там где я, там и родина», – улыбается в три зуба Борода. Угодье у него упаковано: свет, радио, телефон и даже интернет. Но более всего бульбаш любит читать периодику и в частности «КВ». Читает газету от «а» до «я», а потом пускает её на самокрутку, куда засыпает самосад, выращенный под окошком. Вот такое безотходное чтиво.

– Кстати, из окна моей рыбацкой избушки я наблюдаю за бобрами каждый день, – пыхтя «козьей ножкой» лукаво улыбается Семён. И добавляет – Совсем как дома в детстве. У нас в Белоруссии к ним особое отношение. Там в них видят пользы больше, чем здесь. Ландшафт другой, быт, люди… Там бобра славят, а у вас давят…

Лес для Бороды – дом родной. Он знает его, как пять пальцев. Ружья у него нет, если надо добыть птицу, зверя, он пользуется самоловами, которые придумали манси. Раскручивая тему, Семён рассказывает, что белорусские экологи называют бобра «инженером дикой природы». Объясняется это тем, что плотины бобров создают заводи и помогают удерживать воду, снижая ущерб от засухи. Также болота, поддерживаемые бобрами, отличаются буйной растительностью перерабатывающей углекислый газ.

Совпадение? Но за неделю до визита моего собеседника был в редакции ещё один посетитель, который как бы между прочим, по-тихому, обмолвился: «Подними бобровую тему, а то их развелось так много, что мы уже попробовали – вкусно. Но ведь не по закону всё это. Как-то нехорошо». И то верно, лет пять-семь назад об этих животных только и слышно было, что на Малой Сосьве у них города-плотины. Так то в заповеднике. До нас далеко. Оказалось ближе, чем думалось. Сегодня почти каждый охотник или серьёзный рыбак не раз встречался нос к носу с бобром. А браконьеры устроили настоящую охоту за бобровой струей.

Очевидный факт: бобров на территории района становится всё больше, и они реально влияют на экологию.

Звери эти – растительноядные. Бассейн Конды богат малыми речками с тихим течением, берега их покрыты деревьями и кустарниками мягких пород. При строительстве бобровых плотин речки застаиваются и загнивают, становится меньше других животных, гибнет проходная рыба. Таким образом бобры наносят природе определённый ущерб. Поэтому отношение к ним у населения неоднозначное. Те, кому повезло наблюдать за работой этих животных в природе, доброжелательно относятся к симпатичным труженикам леса. Критично к появлению бобров относятся рыбаки-промысловики, фермеры. От деятельности лесных грызунов у них страдает бизнес.

Владимир, арендатор речного водоема:

– Летом мы на угодьях не рыбачим, только по осени заезжаем, чтобы подготовиться к зимнему котцовому лову. Я был удивлён, когда увидел, что три протоки перекрыты плотинами. Общей протяжённостью порядка 30 метров. И это за те два месяца, пока нас не было. Производительность труда у бобра вызывает уважение, но, тем не менее, плотины пришлось снести, иначе мы бы просто остались без работы. Зверьки далеко не ушли и стали городить плотину в другом месте. Я считаю, что необходимо разрешить лицензионный отстрел этих животных, они расплодились до того количества когда уже им не грозит полное уничтожение.

Валентин Михайлович, глава родового угодья:

– Семья бобров появилась у нас лет пять назад, до этого мы знали о них только понаслышке. Облюбовала себе протоку и бесцеремонно у нас на глазах слепила плотинку. Было любопытно наблюдать за бобровой технологией и лесозаготовки, транспортировки, складирования древесины на зиму. Вреда они нам никакого не принесли, а для приезжающих к нам гостей стали объектом фотосъёмки и интересных наблюдений. Но вот когда нам предложили официально разместить ещё две семьи бобров, мы вежливо отказали. И все другие несанкционированные попытки животных ладить на угодье плотины мы будем пресекать. Стрелять их нельзя, на сей счет у нас свои методы имеются. Лес большой, найдут себе другое место.

Александр, фермер:

– Бобры к нам пришли лет семь-восемь назад. Сегодня они расселились на всех речках, которые пересекает автотрасса Междуреченский – Урай. Во время миграции я наблюдал, как животных расстреливали прямо из автомашины. Если раненый бобр уходил, то его не добивали и, скорее всего, он погибал, шёл на корм хищникам. Это браконьерство. Гнаться за раненым животным, это значит быть обнаруженным и понести наказание. Поэтому я считаю, что наверху должны принять меры, которые бы помогут регулировать количество бобров. Я знаю, что в Тверской области разрешён их отстрел, наверняка где-то ещё. Значит, там просчитали, что это не грозит исчезновению этого вида.

Но всё это – голоса снизу, а что по этому поводу думают наверху, в округе, может о таковой проблеме там уже знают и предпринимают определённые меры, которые нам неизвестны? Мы связались со службой по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды, объектов животного мира и лесных отношений ХМАО – Югры. Начальник отдела мониторинга и кадастра и регулирования численности объектов животного мира

Николай Пащенко пояснил, что для того, чтобы разрешить охоту на бобра, необходимо провести серьёзную научно-исследовательскую работу. Ответить на ряд существенных вопросов: насколько масштабно идёт освоение бобрами Кондинского бассейна и, в частности, южной его части; определить вид животного, а это по внешним признакам сделать очень сложно. Немаловажно выявить причины такого исхода и, главное, объективно установить, насколько деятельность бобров на Конде подрывает рыбные запасы и несёт другие экологические проблемы. На эти и другие вопросы должны ответить учёные, экологи.

Последовав совету Николая Пащенко, мы постучались в департамент экологии ХМАО – Югры, к начальнику отдела особо охраняемых природных территорий Татьяне Меркушиной. Надо сказать, что Татьяна Павловна с пониманием отнеслась к нашей проблеме и как эколог расставила в ней все точки над i:

– О масштабном заселении правобережной части Конды бобрами нам стало известно в 2011 году, когда стали поступать сигналы об отстреле животных. Честно говоря, мы были в шоке. Неужели мишенью браконьеров стал аборигенный речной северо-азиатский или, как мы его ещё называем, кондо-сосьвинский бобр? И уже весной следующего года на Куму, где творился беспредел, нами была отправлена научно-исследовательская экспедиция. Мы с нетерпением и с большой тревогой ждали результатов работы наших коллег. Все облегчённо выдохнули, когда ознакомились с отчётом экспедиции. Анализ найденных фрагментов отстрелянных животных, а также наблюдения за поведением, характерными особенностями бобров в природе свидетельствовали, что это путешественники европейского и канадского происхождения. Они достаточно широко распространены в нашей стране, Европе, Канаде. В отдельных регионах России, странах ближнего зарубежья на них разрешён лицензионный отстрел.

По словам Татьяны Меркушиной работа в кондинском направлении не закончена. В этом году департамент снова предпринял исследовательскую вылазку на Конду по изучению «пришельцев». Это вызвано ещё и тем, что бобры перешли уже на левый берег реки и интенсивно осваивает водоёмы северо-восточной части района.

Прямым путиком идут на столицу Югры. Чужаки уже были замечены на Юконде. Как только все результаты этой поездки будут изучены и систематизированы, будут сделаны соответствующие выводы и приняты необходимые меры. По мнению Татьяны Павловны, если в экспансии бассейна Конды участвуют «чужие», то велика вероятность что они просто-напросто поглотят аборигена и он, как биологический вид, исчезнет совсем.

А это для Югры будет невосполнимой потерей. Основной ареал обитания краснокнижного северо-азиатского бобра приходится на заповедники «Малая Сосьва» и «Верхне-Кондинский». Сегодня там и на прилегающих территориях насчитывается более 600 особей.

По мнению экологов, бедствием можно считать ещё одно отличие между местным видом и европейским с канадским. Последние строят не плотины, а огромные сооружения, которые достигают нескольких сотен метров в длину. В результате иностранные бобры самым кардинальным образом меняют экологию. К тому же канадские вандалы практически выкашивают прибрежные леса. На сегодня в южной части бассейна Конды насчитывается более трёхсот особей «иностранцев». Из-за их построек проходные рыбы не могут пройти на нерест! Пока учёные только начали исследования в этой области, но уже получены удручающие цифры – из-за перекрытия нерестовых путей бобровыми плотинами в малых реках несколько десятков тысяч рыб не могут нормально отнереститься.

Как с этим бороться? По-хорошему, к сожалению, изгнать излишек бобров невозможно, так считает большинство экологов. Те бедные рыбаки, фермеры, которые, спасая свой водоём, выйдут на бобра с ружьём, попадут сразу под браконьерскую статью. Основную проблему в регулировании численности бобров ученые видят и в том, что у обоих видов нет ярко выраженных внешних различий. Только опытный охотник, знающий этих животных, может безошибочно определить, кто есть кто. А браконьеру, который и сегодня, несмотря на запрет охоты на бобра, с опаской, но всё-таки его бьёт, официальная охота только развяжет руки. В погоне за ценным пушным животным ему будет далеко наплевать, кто у него на мушке. Всё это крайне беспокоит «краснокнижников» и, тем не менее, меры по регулированию числа «европейцев» надо будет принимать. Опыт канадцев показывает, что решение проблемы есть. В Канаде бобров много, но проблем с ними там нет, их численность жёстко контролируется государством. Звери даже приносят прибыль! Ежегодно Канада экспортирует 50-60 тысяч шкурок. А ещё бобровую струю – буроватую творожистую жидкость с сильным запахом, которой бобры метят территорию. Cтруя используется как успокаивающее средство и в качестве закрепителя запаха при производстве духов. А у нас она и вовсе ко всему припарка. Даже газету, где есть строчки про бобра, и то можно пустить на «козью ножку»…

Валентин Карпыч
20.11.2015
Добавлено: 20.11.2015, 08:25 | Просмотров: 475
Поделиться: 
Поиск по сайту

Свежий номер!

Архив выпусков

Афоризмы

Он маленький человек, но большая свинья.



ИИЦ «ЕВРА» © 2009 - 2017

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика